Странный человек

Фердинанд Демара, а в детстве попросту Фред, не был избалован судьбой, но обладал великим талантом — он умел чувствовать людей. Он всегда знал, что от него хотят услышать и говорил именно нужную фразу с нужным лицом. Поэтому с родителями у Фреди проблем не было, жизнь в его дружной, зажиточной семье текла комфортно и размеренно, если бы не Великая американская депрессия 30-х годов, в ходе которой отец мальчика лишился работы. Сбережения семьи растаяли, как тонкий ледок, и просторный родной дом пришлось продать. Фред не забыл, как при переезде рабочие небрежно бросали их вещи с грузовика, его больно ранило явное пренебрежение, ведь семья переезжала из богатого квартала в бедный, а не наоборот. Новые друзья здесь тоже оказались совсем другими, чем на прежнем месте, а точнее сказать, чем в прошлой жизни; собственно говоря, друзьями они так и не стали. Одноклассники приняли Фреда враждебно, чуя, что он — не их поля ягода. Все они были детьми из простых семей, в их домах почти не было книг, многие ребята имели приводы в полицию, умели постоять за себя в драке, обчистить карманы у пьяницы или ограбить ларёк. Их речь и одежда сильно отличались от речи и одежды Фреди. Любой из парней мог прийти в школу в несвежей футболке и курить на перемене за углом, ругаясь и сплёвывая под ноги. Фред был всегда подчёркнуто аккуратным, практически не ругался и не курил. Естественно, друзей у него не было. А когда он, отказывая себе во всём, скопил карманные деньги и купил модные лаковые туфли — пропасть между ним и остальными лишь увеличилась.

С этими туфлями вообще была отдельная история. Он прятал их дома в шкафу, чтобы мать не увидела: она бы не одобрила, узнав, что он несколько месяцев ничего не ел в школе. Фред надевал туфли, лишь подходя к школе. Для него они были знаком, что ещё не всё потеряно, он не на самом дне и их семья ещё вернётся обратно. Эту мысль постоянно озвучивал отец, сидя в старом кресле и глядя в окно в сторону богатого квартала, где остался их дом. Отец говорил, что всё поправимо, теперешняя ситуация временна и скоро они снова купят свой дом, либо другой не хуже. Поначалу Фред в это верил, но время шло, денег в семье не прибавлялось и мальчик понял, что надеяться не на что. В отчаянии он чуть было не попробовал наркотики, которыми баловались одноклассники, но вовремя удержался. Вместо этого он купил на День благодарения хороших шоколадных конфет, угостил ими всех в классе, но на пирушку не остался, а пошёл прогуляться один по городу. Задумавшись, он незаметно пришёл к их прежнему дому, увидел другие занавески на окнах и чей-то детский велосипед, оставленный на лужайке. Постояв немного, Фред собрался уйти и тут нос к носу столкнулся с другом детства Майклом. Майкл узнал его, они дружески обнялись, но Фред заметил, как друг детства тактично отвёл глаза от его лаковых туфель. Посмотрев на стильную, дорогую обувь Майкла, Фреди понял, почему тот так и не спросил, как его дела. Домой он вернулся печальным и с того дня его как подменили; он перестал быть откровенным с матерью и постоянно думал о чём-то. Учёба его больше не интересовала, и. едва закончив школу, он объявил родителям, что уходит в монастырь.

Там, за стенами монастыря, неважно, сколько у тебя денег, а важно, какой ты человек — говорил он. Но жизнь в монастыре — не сахар и через год Фреди бросил монастырь и подался в армию. Что он надеялся там найти — неизвестно, очевидно решение своих проблем, которое не нашёл, так как вскоре сбежал из части. За дезертирство полагается трибунал, тут-то Фред и сделал себе первые подложные документы. По ним он спокойно завербовался служить на флот, решив что жизнь на казённых харчах и красивая морская форма — это то, что надо. Однако большие физические нагрузки и железная дисциплина навели его на мысль, что с флотом пора завязывать. Распустив слух, что его бросила девушка и он не хочет жить, Фред мастерски сымитировал самоубийство, то есть на глазах у всех нырнул в воду и больше не вынырнул. Его подложную фамилию вычеркнули из всех списков, при этом родители ничего не знали о проделках сына, думая, что он успешно трудится на большом автомобильном заводе в Детройте. На самом деле он стал востребованным психотерапевтом и открыл частную практику. При его чутье на людей и безошибочном угадывании, что именно больше всего хочет услышать пациент, деньги полились к Фреду рекой. При этом он не воровал, а честно зарабатывал их, проводя по десять сеансов в день. Да, по очередным подложным документам, но кого интересовала такая мелочь!

Оказывается, было кого. Фредом заинтересовалось ФБР. Дело в том, что к модному, успешному «мозгоправу» начали ходить не только депрессивные дамочки, но и известные политики, актёры, общественные деятели. Тут-то ФБР и проявило интерес, с кем это они там откровенничают на кожаной кушетке. Вскрыв, что приём ведёт аферист, не имеющий образования, ФБР мигом посадило самозванца в тюрьму: Фред получил полтора года за мошенничество. Казалось бы, на этом всё и кончилось, другой бы одумался, но только не Фред. Горбатого могила исправит, в тюрьме Фред подружился с хирургом Джозефом Кайром. Врач отбывал срок за врачебную ошибку, был человеком честным и доверчивым, за полтора года он много чего рассказал о себе, например то, что собирается после освобождения поехать в Канаду. В итоге Фредерик Демара, выйдя на свободу раньше, предстал в Канаде перед главврачом самой крупной клиники под именем доктора Кайра. В клинике не было вакансий и молодому «хирургу» предложили устроиться военврачом на эсминец «Каюга». Тогда как раз шла Корейская война и врачи были нарасхват. Что ж, можно и на эсминец, к морю ему не привыкать — решил Демара и отправился на корабль.

Как можно работать врачом, не имея образования? Оказывается, можно. Накупив учебников. Демара, то есть «доктор Кайр», принимал на корабль раненых и делал что мог, поминутно справляясь с учебником. Самое удивительное, что у него не умер ни один раненый и он сам смог провести операцию при сложном ранении грудной клетки. Доктор Кайр обходил раненых, шутил с ними, лично делал перевязки и честно получал военное жалованье. Раненые его любили, начальство ценило за самоотверженный труд и вскоре в одной из центральных газет появилась статья о молодом докторе Кайре, который спас жизнь раненому, мастерски достав пулю из груди. На беду статью прочла мать настоящего доктора Джозефа Кайра, увидевшая на фото чужое лицо. Она немедленно позвонила в редакцию и машина завертелась. Шаг за шагом журналисты выяснили подлинную историю Фреда и предали её огласке. Капитан эсминца был потрясён: он уважал доктора и любил подолгу разговаривать с ним. Так этот герой — самозванец? — не может быть! Капитан лично написал письмо в Конгресс, прося простить Демару и позволить ему вернуться в Штаты. «Он принёс Родине столько пользы, что его нужно наградить, а не судить» — писал капитан в своём письме. Фреда простили и он вернулся в Америку, но нужно было что-то есть и где-то жить. К родителям он идти не захотел, а написал всё, как было, и продал свою «Исповедь афериста» в глянцевый журнал. Её напечатали и заплатили деньги, но они кончились, а выдавать себя за другого стало трудно. Не найдя ничего лучшего. Фред снова подделал документы и отправился в Техас. Там он устроился надзирателем в тюрьму и через месяц получил повышение, так как умел мастерски решать тюремные конфликты без карцера и дубинки. Начальник тюрьмы всем ставил его в пример, тем более, что Демара был высоким и крепким, весил больше ста килограммов, но ни разу не воспользовался своей силой. Фред наводил порядок и был образцовым охранником, при нём не было драк и поножовщины. Но однажды один из заключённых увидел в библиотеке старый журнал со статьёй «Исповедь афериста» и не поленился отнести её начальнику тюрьмы. Тот не стал раздувать дело, чтобы не позориться, а просто посоветовал Демаре немедленно исчезнуть, что он и сделал.

Возник снова он в качестве учителя под именем Мартин Годгард на острове Норт-Хейн. Он учил детей сразу трём языкам: английскому, французскому и латыни, а по выходным водил в поход отряд скаутов, который сам же и создал. Дети были без ума от него, родители вздохнули спокойно, что их сорванцы наконец-то в надёжных руках. Но счастье длилось лишь один учебный год, Фреда опознали и он предстал перед судьёй. Родители и коллеги-учителя в один голос умоляли судью закрыть дело и оставить Демару работать в школе: «Не наше дело, почему он поменял имя! У наших детей никогда ещё не было лучшего педагога: они не курят, не ругаются и все как один стали лучше учиться!» Судья прикрыл дело, но Демаре пришлось собирать пожитки и уехать. Не буду рассказывать, кем ещё он предстал перед людьми, мест и должностей слишком много. Он стал осторожней,  старался не совершать подвигов и ничем не выделяться. Он был и странствующим монахом, и редактором крупного журнала и даже артистом, но вот последнее неудачно. Его пригласили в Голливуд на роль второго плана, но он не справился с ней. Оказывается, великий самозванец не умел играть перед камерой, ему нужна была свобода и личная инициатива. Всё-таки, это был странный человек: ни в одном из своих амплуа он не пытался разбогатеть, как другие мошенники. Он не организовывал финансовые пирамиды, не присваивал чужих денег, если не считать, что зарплату он получал на вымышленное имя. Каждый кусок жизни под другим именем он проживал полностью и искренне. Люди говорили о нём только хорошее, а многие скучали, когда он исчезал. Какими приёмами он владел, чтобы заставить людей настолько верить себе? Вот его подлинные слова:

«Я никогда никому не навязывал своего мнения. Люди сами видят то, что хотят и додумывают твой образ. Я лишь говорил и делал то, что от меня ждали. Но каждый раз, когда я становился новой личностью, часть настоящего меня умирала».

Фердинанд Демара умер в 1982 году от сердечно приступа в возрасте шестидесяти лет и был похоронен под своим подлинным именем.

 

читайте так же  Художник Кристоф Ниман

Авторский текст.   © 2016 — 2018 Автор Наталья Рего.   Копирование запрещено

Оставить ответ

*