• Ноготь-нокоть

     

     

     

     

    слова, ошибка, знать, писать, правильно

  • Старинные правила хорошего тона

    Без правил хорошего тона сегодня и шагу ступить нельзя — могла бы я написать в первой строке этой статьи. Но не напишу, потому что этикет был важен всегда, а не только сегодня. Ещё у древних шумеров в трактате о благодати, дарованной людям богами, говорилось, что умение себя вести  ниспослано свыше и дано не каждому. Иными словами, шумеры воспринимали умение правильно вести себя с людьми, как талант. Воспитание воспитанием, но по-настоящему обладать этим даром и пользоваться им, по их мнению, могли не многие. Не знаю, правы ли древние шумеры, а вот у нас в России правила хорошего тона целиком находились в сфере воспитания.

    И были они, эти правила, буквально в каждой семье, независимо от богатства и знатности. Просто в деревенской семье были свои правила, продиктованные укладом, а в дворянской — свои и гораздо больше. Человек — существо социальное, он без правил не может. Если завтра вы, не приведи Бог, окажетесь среди бомжей — то и там вы встретите железные правила, диктующие, как себя вести. А если попадёте в свиту короля (испанского, например) — точно так же будете исполнять ряд правил, направленных на то, чтобы подчеркнуть иерархию и не создавать проблем. Только у бомжей за нарушение законов вас могут убить, а при дворе всего лишь вежливо перестанут приглашать. Кстати, обратите внимание на простенькое слово «этикетка», которое мы произносим, не задумываясь, что оно родственно «этикету».

    Этикетка — это как бы маленькая визитка, говорящая, что за вещь перед нами. Она коротко рассказывает, какими качествами обладает данный товар. Этикет тоже позволяет примерно понять, какого уровня человек, но в отличие от этикетки, правила хорошего тона призваны не раскрыть суть, а, наоборот, скрыть её. Вот почему профессионал имиджмейкер получает такие хорошие деньги — он создаёт видимость того, чего нет. Он может создать образ надёжного и сильного человека, хотя тот вовсе не таков. Внешний лоск и хорошие манеры во все времена помогали пустить пыль в глаза. Разумеется, не все хорошо воспитанные люди — мошенники. Есть семьи, где дети прекрасно воспитаны, а старшее поколение вызывает уважение. Но, увы, таких семей всё меньше. Поговорите со школьными учителями и они расскажут вам, как ярко видно по детям, что элементарной вежливости в семьях всё меньше. Вот почему всем нам полезно прочесть хотя бы несколько правил хорошего тона из прежней, ушедшей от нас жизни. Зачем, если всё это давно прошло? — чтобы лишний раз напомнить себе и своим детям не забыть сказать «спасибо», вставая из-за стола.

    К восемнадцатому веку правил хорошего тона при дворе набралось так много, что упомнить их все стало невозможно. Поэтому и была введена должность придворного церемонемейстера. К тому же каждый следующий монарх что-нибудь вносил от себя. Людовик ХlV, например, ел на приёмах за отдельным небольшим столом, приглашая к себе лишь тех, с кем хотел поговорить за обедом. Он требовал, чтобы собеседник с аппетитом ел, вяло ковырять вилкой в тарелке считалось неприличным. При этом избранник должен был активно поддерживать разговор, но не дать застать себя с куском во рту. Поэтому при французском дворе в большом ходу были лёгкие закуски и салаты, то есть пища, которую можно моментально проглотить, не испортив репутацию. Мясо подавалось позже, когда король вдоволь наговорится.

    В русском «Домострое» существовало правило: «Духом своим оберегай плоть, а плотью — душу». Ужинать полагалось до заката Солнца, летом позже, а зимой раньше. Всю еду со стола полагалось убирать до темноты, посуда должна быть вымыта сразу после ужина. Оставлять на ночь грязную посуду запрещалось, чтобы не приманивать нечистую силу. Запрещалось долго сидеть в гостях, неприличным считалось наедаться в гостях досыта. Разрешалось отведать три-четыре блюда, после чего, расспросив хозяев об их делах, следовало прощаться и уходить.

    Распорядок дня был совсем иным, чем сейчас. Дело в том, что все сословия посещали храм, литургия начинается в восемь утра, а летом в семь. Так что у нас при матушке императрице Елизавете, например, все вставали очень рано, до утренней службы. Заходили даже в будни с утра в церковь, а затем ехали «в присутствие». Военным разрешалось реже посещать храм, так как командиры приезжали в казармы к половине шестого утра — как раз к побудке солдат. А что же штатские? Чиновники приходили в присутственные места к семи утра. Они именно присутствовали, так как не всегда было чем заняться. В полдень был обед, а в два часа можно было ехать домой и готовиться к вечерним визитам. Визиты назначались не позже шести вечера. Предполагалось не торопясь посидеть за столом, а затем в своей карете или на извозчике добраться до дома. Ехать в гости на ночь глядя считалось неприличным, а те дома, в которые приглашали поздних гостей и веселились до утра, как в кабаке, считались низкопробными. С такими семьями мало кто дружил, с ними не заводили серьёзных знакомств и не отдавали туда дочерей замуж. Пётр Первый потому и повелевал указами «зело веселиться до утра», что  в целом это не было принято в русском патриархальном обществе.

    Суп полагалось есть абсолютно беззвучно, держа ложку острым концом ко рту, если горячо, на ложку не дуть. Подливу и соус на тарелке хлебом не вымазывать — это верх неприличия. «Вот всё у вас не как у людей! Мучаете себя, как при царском режиме!» — сказал бы Шариков. Молодая девушка должна была быть «добра без слабости и услужлива без унижения». Уровень вежливости с родителями полагался такой же, как с посторонними. Все конфликты положено решать внутри семьи, не вынося ничего наружу, чтобы не портить репутацию. Никаких матерных слов и побоев, выложенных на всеобщее обозрение в интернете, которого, естественно, не было. То есть побои-то случались, но посторонним знать об этом было незачем. Что бы ни случилось — всё должно быть скрыто в семье, чтобы не пошла дурная слава. Честь семьи — превыше всего. Сейчас же дурная молва —  разновидность пиара.

    Если за обедом подали компот, куда деть косточки? Аккуратно беззвучно выплюнуть не на тарелку, а в ложку, из ложки выложить на тарелку и прикрыть салфеткой. Когда передают хлеб, полагалось брать крайний, ближний к тебе кусок. Хозяева (впрочем, как и сейчас) должны поддерживать за столом общую нейтральную тему, интересную для всех и не оскорбительную ни для кого из гостей. Грязную тарелку не отодвигать в сторону соседа, а сразу уносить. Когда после еды гости встают из-за стола и, поблагодарив, начинают общаться — воспитанный человек должен наметить себе нескольких и поговорить с ними на темы, интересные им, а не себе, это неизменно и сегодня.

    Дама никогда одна в гости не ездила, тем более к мужчине. Но если уж так случилось, что кавалер открывает дверь, чтобы зайти с дамой в комнату, он всегда должен зайти первым. Почему? Чтобы прогнать крыс и мышей, запросто бегавших по полу или по столу во многих домах: холодильников не было, продукты хранились в доме в буфете, в кладовых и в погребе. А так как телефона тоже не было, назначались специальные дни визитов. Все знали, что у вас, например, принимают гостей по четвергам, а сами вы наносите визиты по вторникам и в те дни, когда принимают в других семьях. Прийти без приглашения можно было только к очень близкому другу. Таким образом люди одного круга всегда были в курсе событий, кто где женился, развёлся, родился или умер, разорился или разбогател.

     

    Авторский текст.   © 2016 — 2018 Автор Наталья Рего.   Копирование запрещено

  • Как справиться с волнением

    Приятно в любой ситуации сохранять спокойствие, к тому же это, как известно, приносит много пользы. Однако не стоит обольщаться: человек, железной рукой побеждающий неприятности, укладывающий врагов направо и налево, и при этом на его лице не дрогнул ни один мускул — это агент 007, живущий на экране, а не мы с вами, простые граждане. Обычному человеку справиться с волнением нелегко и это нормально. Как говорится, «покой нам только снится». К тому же у слова «покой» — родственное слово не только «спокойный», но и «покойник», то есть тот, которому волнение уже не грозит, идеал можно сказать. Но не будем стремиться к такому идеалу, это от нас не уйдёт, а вот немного больше узнать о том, почему мы с вами просто обязаны научиться справляться с волнением — нужно.

    Для начала пять минут простой физиологии. Кто там у нас отвечает за чувство лёгкости, хорошее настроение и оптимизм? — серотонин и эндорфин. А за ощущение удовольствия? — допамин. Замечательные, давно известные и любимые всеми нейромедиаторы, без которых жизнь не в радость в буквальном смысле. Их присутствие в организме необходимо, а длительное отсутствие или недостаток открывает дверь болезням. Но у них, представьте себе, есть враги, то есть вещества, которые блокируют и вытесняют серотонин. эндорфин и допамин и занимают их место в организме. Что это за вещества? Это адреналин и кортизол. О кортизоле я расскажу подробней: он выделяется верхним слоем надпочечников сразу же, как только в крови появляется адреналин.

    Иными словами, кортизол моментально реагирует на стресс. Он очень активен, действует мгновенно и блокирует выработку серотонина и допамина, как бы говоря: «не до радости сейчас, ты в стрессе». Вот с этого места поподробней. Дело в том, что коварному кортизолу нельзя давать волю: чем дольше человек находится в стрессе и имеет избыток кортизола в организме — тем хуже и меньше после этого у него вырабатываются серотонин и допамин. Вот почему ни в коем случае нельзя долго оставаться в стрессе, вы просто обязаны заставить себя выйти из него как можно быстрее. Когда человек после сильного стресса говорит «Меня ничто не радует, я не хочу жить» — он озвучивает свою острую нехватку серотонина. Мозг отказывается его выделять и тогда врачи выписывают антидепрессанты. Они попадают в кровь и мозг распознаёт их. Настроение временно улучшается, НО нельзя принимать антидепрессанты слишком долго именно потому, что мозг, получая их извне, окончательно прекратит их выработку. Зачем трудиться, если ценные вещества закидываются внутрь с таблетками? Иными словами человек становится допаминовым инвалидом, а это опасно.

    Инстинктивно человек пытается восстановить производство нужных веществ, например «заедает стресс», ест много сладкого и так далее. К чему я это говорю? К тому, что при сильном волнении наш организм мгновенно переходит в состояние стресса и все перечисленные мною процессы автоматически запускаются. Вот почему с волнением нужно уметь быстро справляться, хотим мы этого или нет — это необходимо. Но не пугайтесь, не всё так мрачно, наш мозг помогает нам и в этом. После сильного стресса мозг выделяет вещества из группы эндорфинов, которые заставляют человека снова представлять пережитое, но уже без сильной боли. При этом возникают другие варианты и выходы, которые, увы, уже нельзя применить. Тогда зачем всё это? Для того, чтобы снизить уровень стресса и дать человеку инструкцию, как действовать, чтобы подобное не повторялось. Мозгу нужен здоровый и жизнерадостный человек, а не надломленный и депрессивный.

    И ещё один важный момент, о котором я не могу не сказать. В результате серии экспериментов, проведённых в Российском Институте мозга, учёные пришли к выводу, что у некоторых людей в пост-стрессовом состоянии допамин начинает выделяться, когда они оплакивают происшедшее, жалеют себя и длительно переживают. Понимаете? Они начинают переживать и рыдать с удовольствием и «снять их с этой иглы» невозможно. Им хорошо, когда им плохо. Думаю, вы все встречали таких людей, не пытайтесь их перевоспитать, это бесполезно.

    А теперь перейдём к способам, помогающим справиться с волнением. Попытки сосчитать до десяти, дышать глубоко, думать о приятном или даже совершить короткую пробежку на природе, чтобы отвлечься — считаю неэффективными. За всю жизнь я не видела ни одного человека, который, сильно волнуясь, вдруг надел бы кроссовки и побежал в парк. Обычно всё гораздо проще: люди ищут алкоголь или валерьянку, а то и то, и другое. Но алкоголь коварен, к тому же вы можете быть за рулём, плюс вам нужна ясная голова. Валерьянка при сильном волнении бесполезна, микстуры и капли тут не помогут.

    СПОСОБЫ ЭФФЕКТИВНОЙ ПОМОЩИ СЕБЕ

    Не убегайте от того, что вам предстоит. Продумайте то, что вас пугает и представьте, что у вас ничего не вышло. Всё кончилось плохо — каковы ваши действия? Представьте их и волнение уляжется, ведь всё равно «двум смертям не бывать, а одной не миновать».

    Достаньте эфирные масла, которые есть в вашем доме. Вдыхайте запах глубоко и щедро, полностью погрузитесь в аромат.

    Если в доме есть дети или со дня рождения остался воздушный шарик — проколите его быстро и резко, не раздумывая. Как только он лопнет, вы почувствуете облегчение.

    Простой деревянный массажёр творит чудеса, если знать, как его применять. Возьмите массажёр и энергично проведите им по ногам, ягодицам и животу. Ваше волнение буквально на глазах начнёт исчезать.

    Хорошо промассируйте указанную точку, не бойтесь, вы не промахнётесь. Нажимайте посильнее, до ощущения лёгкой боли.

    Возьмите ненужную чашку и бросьте её в стену, если вы дома. А, чтобы не подметать осколки, положите чашку в пакет.

    Если вы на работе, в транспорте или на улице — посмотрите на свои ноги. Смотрите пристально, не менее пяти минут. Таким простым способом вы заставите своё подсознание послать вам чувство уверенности. Вспомните, что дети, учась ходить, смотрят на свои ноги; они делают это не просто так.

    Положите одну руку в миску с горячей водой, а вторую — в миску с холодной. Подержите несколько секунд, затем поменяйте руки: из горячей в холодную и наоборот. Сделайте так несколько раз. Но вода должна быть по-настоящему холодной и горячей.

    Натрите на тёрке примерно две столовых ложки имбиря, заварите кипятком и выпейте залпом. Попробуйте, и вы убедитесь, что после кружки имбиря волнения вам станут почти безразличны. Вы почувствуете прилив сил и даже дерзость.

    Если волнение настигло вас внезапно, например, во время разговора, мысленно скажите себе: «У меня были минуты и похуже. То, что сейчас происходит — не стоит моих нервов. Я не собираюсь платить здоровьем, тем более что мне за это ни копейки не заплатят».

    Ну а для верующего человека защитой и поддержкой является молитва, независимо от конфессии. В любом случае помните. что ваше волнение — всего лишь естественная реакция на жизнь. Любите в себе эти проявления жизни, ведь по-большому счёту неизвестно, кто счастливей — тот, кто ещё способен волноваться, или тот, кто уже нет. 

     

    Авторский текст.   © 2016 — 2018 Автор Наталья Рего.   Копирование запрещено

  • Записи в дневниках

     

     

     

    школа, уроки, контрольная, родители, реферат, учителя, директор, завуч, педсовет, образование, желание, отметка, поведение, дневник

  • Странный человек

    Фердинанд Демара, а в детстве попросту Фред, не был избалован судьбой, но обладал великим талантом — он умел чувствовать людей. Он всегда знал, что от него хотят услышать и говорил именно нужную фразу с нужным лицом. Поэтому с родителями у Фреди проблем не было, жизнь в его дружной, зажиточной семье текла комфортно и размеренно, если бы не Великая американская депрессия 30-х годов, в ходе которой отец мальчика лишился работы. Сбережения семьи растаяли, как тонкий ледок, и просторный родной дом пришлось продать. Фред не забыл, как при переезде рабочие небрежно бросали их вещи с грузовика, его больно ранило явное пренебрежение, ведь семья переезжала из богатого квартала в бедный, а не наоборот. Новые друзья здесь тоже оказались совсем другими, чем на прежнем месте, а точнее сказать, чем в прошлой жизни; собственно говоря, друзьями они так и не стали. Одноклассники приняли Фреда враждебно, чуя, что он — не их поля ягода. Все они были детьми из простых семей, в их домах почти не было книг, многие ребята имели приводы в полицию, умели постоять за себя в драке, обчистить карманы у пьяницы или ограбить ларёк. Их речь и одежда сильно отличались от речи и одежды Фреди. Любой из парней мог прийти в школу в несвежей футболке и курить на перемене за углом, ругаясь и сплёвывая под ноги. Фред был всегда подчёркнуто аккуратным, практически не ругался и не курил. Естественно, друзей у него не было. А когда он, отказывая себе во всём, скопил карманные деньги и купил модные лаковые туфли — пропасть между ним и остальными лишь увеличилась.

    С этими туфлями вообще была отдельная история. Он прятал их дома в шкафу, чтобы мать не увидела: она бы не одобрила, узнав, что он несколько месяцев ничего не ел в школе. Фред надевал туфли, лишь подходя к школе. Для него они были знаком, что ещё не всё потеряно, он не на самом дне и их семья ещё вернётся обратно. Эту мысль постоянно озвучивал отец, сидя в старом кресле и глядя в окно в сторону богатого квартала, где остался их дом. Отец говорил, что всё поправимо, теперешняя ситуация временна и скоро они снова купят свой дом, либо другой не хуже. Поначалу Фред в это верил, но время шло, денег в семье не прибавлялось и мальчик понял, что надеяться не на что. В отчаянии он чуть было не попробовал наркотики, которыми баловались одноклассники, но вовремя удержался. Вместо этого он купил на День благодарения хороших шоколадных конфет, угостил ими всех в классе, но на пирушку не остался, а пошёл прогуляться один по городу. Задумавшись, он незаметно пришёл к их прежнему дому, увидел другие занавески на окнах и чей-то детский велосипед, оставленный на лужайке. Постояв немного, Фред собрался уйти и тут нос к носу столкнулся с другом детства Майклом. Майкл узнал его, они дружески обнялись, но Фред заметил, как друг детства тактично отвёл глаза от его лаковых туфель. Посмотрев на стильную, дорогую обувь Майкла, Фреди понял, почему тот так и не спросил, как его дела. Домой он вернулся печальным и с того дня его как подменили; он перестал быть откровенным с матерью и постоянно думал о чём-то. Учёба его больше не интересовала, и. едва закончив школу, он объявил родителям, что уходит в монастырь.

    Там, за стенами монастыря, неважно, сколько у тебя денег, а важно, какой ты человек — говорил он. Но жизнь в монастыре — не сахар и через год Фреди бросил монастырь и подался в армию. Что он надеялся там найти — неизвестно, очевидно решение своих проблем, которое не нашёл, так как вскоре сбежал из части. За дезертирство полагается трибунал, тут-то Фред и сделал себе первые подложные документы. По ним он спокойно завербовался служить на флот, решив что жизнь на казённых харчах и красивая морская форма — это то, что надо. Однако большие физические нагрузки и железная дисциплина навели его на мысль, что с флотом пора завязывать. Распустив слух, что его бросила девушка и он не хочет жить, Фред мастерски сымитировал самоубийство, то есть на глазах у всех нырнул в воду и больше не вынырнул. Его подложную фамилию вычеркнули из всех списков, при этом родители ничего не знали о проделках сына, думая, что он успешно трудится на большом автомобильном заводе в Детройте. На самом деле он стал востребованным психотерапевтом и открыл частную практику. При его чутье на людей и безошибочном угадывании, что именно больше всего хочет услышать пациент, деньги полились к Фреду рекой. При этом он не воровал, а честно зарабатывал их, проводя по десять сеансов в день. Да, по очередным подложным документам, но кого интересовала такая мелочь!

    Оказывается, было кого. Фредом заинтересовалось ФБР. Дело в том, что к модному, успешному «мозгоправу» начали ходить не только депрессивные дамочки, но и известные политики, актёры, общественные деятели. Тут-то ФБР и проявило интерес, с кем это они там откровенничают на кожаной кушетке. Вскрыв, что приём ведёт аферист, не имеющий образования, ФБР мигом посадило самозванца в тюрьму: Фред получил полтора года за мошенничество. Казалось бы, на этом всё и кончилось, другой бы одумался, но только не Фред. Горбатого могила исправит, в тюрьме Фред подружился с хирургом Джозефом Кайром. Врач отбывал срок за врачебную ошибку, был человеком честным и доверчивым, за полтора года он много чего рассказал о себе, например то, что собирается после освобождения поехать в Канаду. В итоге Фредерик Демара, выйдя на свободу раньше, предстал в Канаде перед главврачом самой крупной клиники под именем доктора Кайра. В клинике не было вакансий и молодому «хирургу» предложили устроиться военврачом на эсминец «Каюга». Тогда как раз шла Корейская война и врачи были нарасхват. Что ж, можно и на эсминец, к морю ему не привыкать — решил Демара и отправился на корабль.

    Как можно работать врачом, не имея образования? Оказывается, можно. Накупив учебников. Демара, то есть «доктор Кайр», принимал на корабль раненых и делал что мог, поминутно справляясь с учебником. Самое удивительное, что у него не умер ни один раненый и он сам смог провести операцию при сложном ранении грудной клетки. Доктор Кайр обходил раненых, шутил с ними, лично делал перевязки и честно получал военное жалованье. Раненые его любили, начальство ценило за самоотверженный труд и вскоре в одной из центральных газет появилась статья о молодом докторе Кайре, который спас жизнь раненому, мастерски достав пулю из груди. На беду статью прочла мать настоящего доктора Джозефа Кайра, увидевшая на фото чужое лицо. Она немедленно позвонила в редакцию и машина завертелась. Шаг за шагом журналисты выяснили подлинную историю Фреда и предали её огласке. Капитан эсминца был потрясён: он уважал доктора и любил подолгу разговаривать с ним. Так этот герой — самозванец? — не может быть! Капитан лично написал письмо в Конгресс, прося простить Демару и позволить ему вернуться в Штаты. «Он принёс Родине столько пользы, что его нужно наградить, а не судить» — писал капитан в своём письме. Фреда простили и он вернулся в Америку, но нужно было что-то есть и где-то жить. К родителям он идти не захотел, а написал всё, как было, и продал свою «Исповедь афериста» в глянцевый журнал. Её напечатали и заплатили деньги, но они кончились, а выдавать себя за другого стало трудно. Не найдя ничего лучшего. Фред снова подделал документы и отправился в Техас. Там он устроился надзирателем в тюрьму и через месяц получил повышение, так как умел мастерски решать тюремные конфликты без карцера и дубинки. Начальник тюрьмы всем ставил его в пример, тем более, что Демара был высоким и крепким, весил больше ста килограммов, но ни разу не воспользовался своей силой. Фред наводил порядок и был образцовым охранником, при нём не было драк и поножовщины. Но однажды один из заключённых увидел в библиотеке старый журнал со статьёй «Исповедь афериста» и не поленился отнести её начальнику тюрьмы. Тот не стал раздувать дело, чтобы не позориться, а просто посоветовал Демаре немедленно исчезнуть, что он и сделал.

    Возник снова он в качестве учителя под именем Мартин Годгард на острове Норт-Хейн. Он учил детей сразу трём языкам: английскому, французскому и латыни, а по выходным водил в поход отряд скаутов, который сам же и создал. Дети были без ума от него, родители вздохнули спокойно, что их сорванцы наконец-то в надёжных руках. Но счастье длилось лишь один учебный год, Фреда опознали и он предстал перед судьёй. Родители и коллеги-учителя в один голос умоляли судью закрыть дело и оставить Демару работать в школе: «Не наше дело, почему он поменял имя! У наших детей никогда ещё не было лучшего педагога: они не курят, не ругаются и все как один стали лучше учиться!» Судья прикрыл дело, но Демаре пришлось собирать пожитки и уехать. Не буду рассказывать, кем ещё он предстал перед людьми, мест и должностей слишком много. Он стал осторожней,  старался не совершать подвигов и ничем не выделяться. Он был и странствующим монахом, и редактором крупного журнала и даже артистом, но вот последнее неудачно. Его пригласили в Голливуд на роль второго плана, но он не справился с ней. Оказывается, великий самозванец не умел играть перед камерой, ему нужна была свобода и личная инициатива. Всё-таки, это был странный человек: ни в одном из своих амплуа он не пытался разбогатеть, как другие мошенники. Он не организовывал финансовые пирамиды, не присваивал чужих денег, если не считать, что зарплату он получал на вымышленное имя. Каждый кусок жизни под другим именем он проживал полностью и искренне. Люди говорили о нём только хорошее, а многие скучали, когда он исчезал. Какими приёмами он владел, чтобы заставить людей настолько верить себе? Вот его подлинные слова:

    «Я никогда никому не навязывал своего мнения. Люди сами видят то, что хотят и додумывают твой образ. Я лишь говорил и делал то, что от меня ждали. Но каждый раз, когда я становился новой личностью, часть настоящего меня умирала».

    Фердинанд Демара умер в 1982 году от сердечно приступа в возрасте шестидесяти лет и был похоронен под своим подлинным именем.

     

    Авторский текст.   © 2016 — 2018 Автор Наталья Рего.   Копирование запрещено

Страница 8 из 100123456789101112131415...Последняя »