• Мудрый отец

    В одном городе богатый купец хоронил своего старого отца. Старик прожил долгую жизнь и сын провожал его в мир иной с любовью и почестями. На поминках, где собралось пол-города, он поднял чарку и, в установившейся тишине, сказал:

    « Я благодарен моему батюшке за всё, что он для меня сделал, но особенно за то, что он спас наше богатство. Это ему я обязан всем, что сейчас имею. Не будь его — возможно, я был бы сейчас нищим».

    Удивлённые гости попросили рассказать, что это за история, и вот, что они услышали:

    «Мне было всего шестнадцать, когда отец первый раз взял меня с собой, отправляясь с торговым караваном в далёкую заморскую страну. Я был безмерно рад, так как давно уже просился сопровождать его, но он всегда отказывал мне, говоря, что я не представляю, какие трудности ждут на пути торгового человека, да ещё с богатым товаром. Всегда найдутся желающие отобрать твоё добро, поэтому купцы никогда не путешествуют по-одному, а объединяются в большие караваны — так безопасней. К тому же нужно знать, где и когда идут сезонные дожди или дуют морские ветры, мешающие продвигаться вперёд, в пустыне нужно знать, где находятся оазисы; нужно уметь постоять за себя, вытерпеть все тяготы пути и суметь выгодно продать и обменять свой товар, не дать обмануть себя в чужой стране — словом много чего нужно уметь, если хочешь вернуться домой живым и с прибылью.

    В тот раз, в моём первом путешествии, всё шло, как по маслу: мы благополучно добрались до моря, в пути нас не тревожили разбойники, а капитан запросил умеренную плату. Погрузившись на корабль, мы отчалили от берега. Я то и дело бегал смотреть, не показалась ли земля, я не мог дождаться дня, когда мы, наконец, причалим к берегам незнакомой, чудесной страны. Мне казалось, что там повсюду сверкают драгоценные камни, по улицам ходят прекрасные красавицы, а леса полны неведомых животных. Наконец, показался берег и мы ступили на твёрдую землю. Мне некогда было смотреть по сторонам: я вместе с отцом был занят товаром, но то, что я увидел, многому научило меня. Там тоже были бедные и богатые, как и везде в мире, одни жили в довольстве и роскоши, а другие побирались, сидя на ступенях храмов. Другими были еда, одежда на людях и дома, в которых они жили, но сами люди были такие же, как и везде: среди них попадались честные и мошенники, трудолюбивые и лентяи. Не раз, пережидая в тени полуденный зной, я вспоминал наши леса со свежей, прохладной травой и чувствовал, что променял бы здешнее палящее солнце на наш ласковый дождь в конце летнего дня. Отец не отпускал меня далеко, но я всё же успел рассмотреть город и даже записал всё интересное в дневник, чтобы читать потом дома. Когда дела были закончены и мы стали собираться в обратный путь, я спросил отца, доволен ли он торговлей и велика ли выручка. «О, да — ответил он — давно уже у меня не было таких хороших сделок: товар ушёл с лёгкостью, а цена на него гораздо выше, чем в прошлый раз. Я сам не ожидал такой удачи».

    Сказав так, отец надолго замолчал и о чём-то глубоко задумался. Тогда я не придал этому значения, и в чём причина, понял гораздо позже. Мы тронулись в обратный путь и я заметил, что с каждым днём батюшка мой становится всё мрачнее и серьёзней. Наконец, примерно на половине пути домой, вечером на привале он отозвал меня в сторону и сказал: «Дальше ты поедешь без меня. Не бойся, ты же будешь не один, а с караваном. Я поручил своему верному другу присматривать за тобой. Я оставляю тебе ровно половину золота и закупленного товара, а сам забираю вторую половину и ухожу. Не спрашивай меня ни о чём, сделай, как я велю».

    «Куда ты уходишь? — воскликнул я поражённый — Зачем?!»

    Но отец был непреклонен и наутро покинул наш караван. Благополучно добравшись до дома, я со слезами рассказал  семье, что случилось. Все мы ждали, что отец вернётся со дня на день, но он так и не появился. Мы не знали, что и думать, какой молебен заказывать: за здравие или за упокой. Так прошло пять лет. Как старший сын, я сам вёл все дела, вложив в дело те самые деньги, что тогда разделил пополам отец. Дела шли успешно, я выстроил новый дом, женился и был доволен всем, если бы не пропажа отца. Однажды осенним вечером я проверял счета. За окном было темно, выл ветер и хлестал дождь, как вдруг мне показалось, как будто кто-то стучит в стекло. Я подошёл к окну и увидел, что кто-то стоит там в темноте. Я даже не думал, что это может быть отец, так как почти потерял надежду, но всё же обратил внимание, что наши собаки во дворе не лают. Взяв фонарь, я вышел на крыльцо — и не поверил своим глазам: батюшка живой, здоровый, но худой, мокрый и грязный стоял передо мной! Когда наши чувства утихли и отец устал обнимать семью, он, переодевшись в чистое и сухое, сел за стол и принялся есть всё подряд, как человек сильно наголодавшийся. Мы не мешали ему, лишь молча смотрели, как на пришельца с того света. Наконец, утолив голод, он рассказал:

    «Когда я оставил тебя на пол-пути домой, мне было так же тяжело, как и тебе. Не думай, что я задумал что-то плохое или недостойное. Как ты не знал, где я и что со мной — так и я понятия не имел, что со мной будет. Но я точно знал, что должно что-то случиться — так и вышло. Слишком уж хорошо всё шло с самого начала, судьба черезмерно ласкала нас, нам везло на каждом шагу, в большом и в малом. Я давно живу на свете, ходил в разные страны и знаю, что это — дурной знак. Жди беды, если тебе вдруг, без всякой причины начинает постоянно везти. Судьба как бы усыпляет твою бдительность, готовя роковой удар. Обдумав всё, я решил отвести удар на себя. Я был уверен, что я прав и что-то случится: на караван нападут, поднимется сильная песчаная буря, мы заразимся от воды и все умрём — не знаю, что именно, но беда придёт. Ты моя радость, моя надежда — я решил отвести беду от тебя, привлекая её на себя, как куропатка отводит охотника от гнезда. И что же? Всё вышло так, как я и думал: на меня напали и захватили в плен. Золото и товар отобрали, я сказал, что семьи у меня нет, чтобы не требовали выкуп. Тогда меня заставили работать, как последнего раба. То, что я пережил, я не хочу вспоминать. Через пять лет мне удалось бежать и вот я здесь, дома. Я вижу, что дом новый — значит, ты сохранил ту половину и приумножил её. Не держи на меня зла за то, что я не подавал вестей о себе: я не мог этого сделать. А если бы я объяснил тебе всё — ты всё равно бы не поверил, решив, что я слишком суеверен. Так относиться к судьбе меня ещё давно научили арабы, когда я был в их стране. Они сказали, что судьбу надо задабривать, но не верить ей и всегда предоставлять ей несколько путей, чтобы она выбирала, на кого именно обрушить свой удар. Долгий штиль на море означает, что будет большой шторм. Так и в жизни — долгое благополучие — предвестник больших испытаний. Вот я и решил, что эти испытания лучше вынести мне, чем тебе, совсем ещё юному. Я вижу твою красавицу-жену и своего внука у неё на руках — значит, я был прав».

    Не знаю, прав ли был мой отец, но кто я такой, чтобы судить его? Помянем этого мудрого человека, и пусть земля ему будет пухом!»

     

    © 2016 — 2018 Автор Наталья Рего.   Копирование запрещено

  • Разведчик Николай Кузнецов

    Перед Днём Победы невольно вспоминакшь соотечественников, особо отличившихся на фронте или в тылу. Хотя героев на самом деле было гораздо больше, чем мы думаем. Смотря кого считать героем; например, мой дед сразу после объявления войны записался добровольцем и ушёл на фронт, хотя имел возможность остаться и работать на оборонном заводе. Но нет, оставил семью и ушёл. Летом ушёл, а в сентябре его уже убили под Москвой, и где его кости в тех полях и лесах — неизвестно. Совсем ещё был молодым, мог бы жить, целовать жену и праздновать Победу вместе со всеми. Разве это не героизм? Сколько таких людей, отдавших жизнь за Родину... Когда по улицам несут фотографии Бессмертного полка, чувствуешь себя в долгу перед ними. У нас особенная страна: нигде в мире не отмечают 9 мая, как мы, с личным сердечным участием. Везде это просто дата окончания Второй мировой войны, о которой большинство уже почти ничего не знает. А у нас помнят и долго ещё будут помнить. Я преклоняюсь перед каждым простым солдатом, вынесшим грязь, холод и смерть военных будней, что уж говорить о героях. Не стоит сравнивать их с современными мужчинами, потому что это будет не в пользу последних: офисные дрязги, сидение за компом, разборки при парковке и проблемы на уровне «как не поскандалить с женой и куда поехать отдыхать летом» — вот первое, что приходит в голову при взгляде на них. Хотя я уверена, что если, не дай Бог война — снова, откуда ни возьмись, в нашем народе найдутся герои, те самые мужчины, которым сейчас негде себя проявить. Природа героизма скрыта, на героев нигде не учат. Уважаемый человек в пять секунд становится предателем, а никому не известный мальчишка совершает подвиг — почему? — неизвестно.

    Герой-разведчик Николай Кузнецов был именно таким мальчишкой. В семье было четверо детей да плюс родители — итого шесть человек. Семья простая, крестьянская, проживали в деревне Зырянка под Свердловском. Вообще-то Николай был не Николай, а Никанор, родился он в 1911 году, то есть незадолго до революции и имя получил, как полагалось, по святцам. Впоследствии, получая паспорт, он попросил, чтобы его записали, как Николая и исконное старорежимное имя исчезло навсегда. Мальчишка был смышлёный, но хулиганистый, в деревне вздохнули с облегчением, когда он закончил семилетку и уехал в сельхоз-техникум в Тюмень. Но тут от туберкулёза умер отец и парню пришлось вернуться домой, чтобы содержать семью. Однако мысль об учёбе он не бросил и поступил в лесной техникум, где быстро заметили, что он необыкновенно способен к языкам: за два года он в совершенстве выучил немецкий да ещё и отшлифовал его, набравшись разговорной лексики от знакомого лесника-австрийца, бывшего военнопленного.

    С учёбой всё было нормально, а вот с комсомолом у Кузнецова не заладилось: как только выяснилось, что у него один родственник кулак, а другой — белогвардеец, его исключили. Потом, правда, приняли обратно, но вскоре опять исключили, кстати, из техникума, на всякий случай, тоже выгнали. Вот так, отовсюду исключённый, он продолжал работать на заводе и должен был радоваться, что не угодил в лагерь по статье. Но тюрьма его всё же нашла: он отсидел год за хищение, о котором сам же и сообщил, так как на заводе втихаря подворовывали. Он утверждал, что не виноват, что не воровал вместе со всеми, но срок получил. Вышел Коля из тюрьмы и подался чертёжником на «Уралмаш». Молодой, дерзкий, весёлый — какой из него чертёжник... Шёл как раз 38 год и было ему 27 лет. От девушек отбоя не было: яркий блондин, неженатый, женщинам он нравился каким-то своим куражом. Чувствовали они в нём невероятную смелость и любили его за это. Ну и конечно, всё это плохо кончилось: чертёжник Кузнецов загулял и пару раз не вышел на работу.

    В 38 году такие вещи не прощались, его уволили с завода, но Журавлёв, местный начальник НКВД, не забыл отчаянного юношу, который в конце двадцатых помогал ему ликвидировать банды в лесах и проявил незаурядную храбрость. Он дал ему рекомендацию а органы, а компрометирующую анкету со множеством исключений и тюремным сроком до поры положили в сейф: время было предвоенное и в органах не хватало людей. И тут выяснилось, что сотрудник НКВД Кузнецов владеет, помимо немецкого, ещё и польским, украинским, эсперанто и коми. Да ещё и умеет с блеском подделывать речь немца, говорящего по-русски, то есть имитирует настоящий немецкий акцент. Это и решило его судьбу, решено было сделать из него агента для внедрения в немецкую дипломатическую среду в Москве. Ему выдали паспорт на имя Рудольфа Шмидта, который был действителен до 45-го года, вот только до смены паспорта Николай не дожил. В Москве у него были многочисленные романы с жёнами дипломатов и балеринами, в одну из которых он всерьёз влюбился, но подлинного своего имени не раскрыл, а лишь лично попросил своё начальство в НКВД в случае его гибели рассказать любимой, кем он на самом деле был.

    Началась война и Кузнецов стал Паулем Зибертом, немецким пехотным офицером. Симпатичный белокурый ариец владел шестью диалектами немецкого и не вызывал никаких подозрений у абвера. Кузнецову было дано задание уничтожить гауляйтера Западной Украины Эрика Коха, убить которого было сложно, предыдущие попытки провалились и гауляйтер держал ухо востро. Кузнецов никак не мог приблизиться к нему: то обергруппенфюрер «СС» не явился на парад по случаю дня рождения Гитлера, то вокруг стояло много народа и охраны и убить Коха означало немедленно быть схваченным. Пауль Зиберт пришёл на приём к гауляйтеру, чтобы выхлопотать отсрочку от отправки в Германию для своей невесты-фольксдойч фрейлен Довгер. Агент Валентина Довгер дожила до конца войны и вспоминала, что в то утро Николай шёл с пистолетом в кармане в кабинет к гауляйтеру хладнокровно и с виду абсолютно спокойно. Убить Коха снова не удалось, так как в кабинете присутствовали  охранник и две немецкие овчарки, следившие за каждым движением разведчика. В беседе генерал упомянул, что скоро предстоит наступление под Курском. Кузнецов не стал убивать Коха, вышел из кабинета живым и немедленно передал информацию в Центр.

    А Кох, словно заговорённый, избежал смерти и дожил до 90 лет. После войны он был передан полякам, которые не расстреляли его, а долго держали в тюрьме в рассчёте, что он расскажет, куда исчезла знаменитая Янтарная комната, но тот так ничего и не сказал. В 1943 году Кузнецов передал информацию о готовящемся покушении на Сталина в Тегеране. Операция немецкой разведки называлась «Длинный прыжок» и была пресечена советскими спецслужбами в самом начале: все агенты абвера были убиты и операцию немцы отменили. В том же 43 году Кузнецов бросил гранату в заместителя Коха Пауля Даргеля. Офицер потерял обе ноги, но остался жив. Затем Кузнецов похитил генерала Макса фон Ильгена и шофёра Коха Пауля Гранау и лично расстрелял их на пустыре. Он хладнокровно средь бела дня застрелил в упор, идя ему навстречу, оберфюрера Альфреда Функа. Кроме того, он убил губернатора генерала Отто Бауэра, управлявшего оккупированной Галицией и его секретаря доктора Генриха Шнайдера.

    9 марта 1944 года группа Кузнецова, пробираясь к линии фронта, наткнулась на бандеровцев и была уничтожена. В фильме, снятом впоследствии про разведчика Николая Кузнецова, была дана версия, что он подорвал себя гранатой. Но в докладной от 2 апреля на имя группенфюрера «СС» Мюллера, агент гестапо докладывает, что были опознаны три тела, расстрелянные из автомата:

    «...  Руководитель группы Пауль Зиберт под кличкой Пух, имел фальшивые документы   старшего   лейтенанта германской армии, родился якобы в Кёнигсберге, на удостоверении   была его фотокарточка. Он был одет в форму немецкого старшего лейтенанта.

       Поляк Ян Каминский.
       Стрелок Иван Власовец, под кличкой Белов, шофер Пуха».

    После войны во Львове был поставлен памятник Кузнецову, но в начале 90-х его снесли. Могила Героя Советского Союза разведчика Николая Кузнецова находится сейчас на холме Славы. 21 августа 2017 года она была осквернена националистами, а его имя и даты рождения и смерти сколоты.

     

    © 2016 — 2018 Автор Наталья Рего.   Копирование запрещено

  • Не оторвать от планшета

    Гаджетов становится с каждым годом всё больше и бороться с этим так же бесполезно, как в девятнадцатом веке пытаться остановить паровоз: он всё равно поедет. Детские онлайн-развлечения по покупательскому спросу находятся вне конкуренции по сравнению с другими игрушками. Понятно, что при такой востребованности игровая индустрия сравнима разве что с завоеваниями свирепого Атилы, покорявшего страны и народы, невзирая на уровень их культуры. Именно так: культура здесь не при чём. Уткнувшись носом в планшет, сидят дети из абсолютно разных семей, разного культурного уровня, из разных социальных слоёв: ему ведь, планшету-то, безразлично, кто в данный момент играет. Кто бы ни играл, он всё равно всегда один: один с увлечением нажимает кнопки и в одиночестве испытывает свои взлёты и падения.

    Это раньше, если ты хочешь дружить — ты должен был найти общий язык с другим мальчиком или девочкой. Точно так же мгновенно оценивали и тебя: не так разговариваешь, неправильно ведёшь себя — тебя могли не взять в игру, иди себе копай там что-то в углу двора лопаткой в горьком одиночестве. Поиски друзей и общения — это и есть социализация, необходимая каждому, чтобы во взрослом возрасте хоть как-то уметь разговаривать с людьми. Сегодня, благодаря обилию новых, интересных гаджетов, социализация детей сведена к минимуму. Конечно, не потому, что родители этого не хотят, а потому, что ребёнка невозможно оттащить от планшета.

    Родители как раз всё понимают, они, естественно, не против компьютера и не призывают жить, как в старину, писать письма на бересте и ходить в лаптях ( хотя в этом есть своя прелесть). Их просто пугает, что будет дальше и волнует, кем вырастет их ребёнок, если ему уже сейчас ничего, кроме компьютера, не интересно. Он часами висит в соцсетях или, вытаращив глаза, выкрикивает что-то, как одержимый, побеждая или проигрывая в игре. Старшее поколение так орало, глядя в экран телевизора только на чемпионате мира по хоккею, ну или когда был уж очень хороший футбол. Так это когда было... нормального футбола давно уже в помине нет...

    Словом, если совсем коротко, то картина следующая: ребёнок берёт в руки планшет не в короткие перерывы, когда ему скучно и нечем себя занять (типа в очереди в поликлинике). Всё ровно наоборот: это живой окружающий мир и реальную жизнь он впускает в себя лишь ненадолго, в короткие перерывы между игрой. А остальное время он как бы не здесь, а там; ему ведь там лучше: в онлайн мире можно быть, кем хочешь, можно дать себе любое имя и, как в игре, создать из себя любой персонаж, наделённый теми чертами, которых как раз так сильно не хватает в жизни. В сети можно говорить о том, о чём никогда не говорят дома, можно иметь какую-то свою жизнь, срытую от родителей. Можно выражать своё мнение, даже если оно крайнее, можно ругаться: обругав кого-то, ты всё равно не получишь по морде. Словом, это свободное общение: неважно, что ты не видишь этих людей, зато ты делаешь, что хочешь.

    Семья никогда не даст ребёнку столько свободы, в семье постоянно что-то запрещено, иначе какое же это воспитание и что это за семья? А если оставить соцсети и коснуться онлайн-игрушек, в которые дети играют лет с трёх, начиная с безобидных развивалок и симпатичных мишек и зайчиков — то это отдельная тема. Хорошая игра создана и продумана так, чтобы ребёнок буквально рос с ней, совершенствуя своё мастерство и гордясь новыми уровнями. Старшему поколению это дико: дедушки с бабушками под мастерством понимают умение сколотить скворечник, но это уж совсем плюсквамперфектум. Пытаться заинтересовать современного ребёнка молотком и гвоздями крайне трудно, я бы даже сказала, почти невозможно.

    В конкуренции с игровой индустрией вы неминуемо потерпите поражение. Конечно, маленького ребёнка можно ненадолго заинтересовать рассказом о том, как хорошо будет птичкам, живущим в новом скворечнике; именно это и делают родители, когда мастерят зимой кормушки, а потом ходят с ребёнком смотреть, как птички оживлённо клюют крошки. Всё очень мило и гуманно. Тут-то и зарыта собака: родителей обычно хватает лишь на один небольшой поступок, что делать дальше — они не знают. То есть иногда, при больших усилиях, ребёнка удаётся оторвать от планшета, но в целом он давно уже привык постоянно держать его в руках и, можно сказать, с ним сросся. И что же, это ребёнок такой бяка нехороший? Нет, это у родителей проблемы, потому что их никто не научил, что нужно делать. Они ведь любят своего ребёнка и хотят, чтобы он рос жизнерадостным, развитым и хорошо общался, но как-то ничего из этого не выходит...

    Вот основные проблемы, которые мешают родителям нормально общаться со своими детьми:

    «Мне неинтересно играть с дочкой. Я постоянно отказываюсь под любым предлогом, после чего она берёт в руки айпад и я больше ей не нужна. Меня это раздражает, но я не могу заставить себя играть с ней, она ведь всё равно заметит, что мне скучно».

    «Мне нравится отводить ребёнка на кружок: я знаю, что он там будет чем-то занят, причём чем-то полезным. Я никогда не дам ему то, что дадут специалисты. Но я замечаю, что наше с ним личное общение становится всё меньше. Раньше, когда он был маленький, можно было взять книжку и почитать сказку. Теперь я не знаю, что ему рассказывать и о чём с ним говорить».

    «Чтобы ребёнок не лежал с планшетом, я стараюсь сходить с ним в гости или в торговый центр, где много детей и все играют. Меня это устраивает: я занята чем-то своим, а он — своим. Но сама, один на один, я не знаю, чем его занять; он это чувствует и как только мы приходим домой — тут же берёт планшет и уходит к себе».

    «Когда я представляю, что весь пол и стены будут в пластилине — пусть лучше сидит за компьютером, у меня нет сил всё это отмывать».

    «На детской площадке я не могу расслабиться, стать как «дитя природы» и раскрепощённо играть с ребёнком: мне кажется, надо мной будут смеяться и крутить польцем у виска, я постоянно вижу себя со стороны».

    «Мы с мужем решили отбирать у ребёнка смартфон, когда он плохо себя ведёт. В итоге он начал прятать его и научился врать».

    «У нас ребёнок привык сидеть с планшетом, когда мы выясняем отношения с мужем. А мы их выясняем часто и нужно, чтобы ребёнок как бы не присутствовал: квартира маленькая, уйти некуда. Пусть лучше играет там в свои игры, чем слушает, как мы препираемся».

    «Когда я пытаюсь играть с ребёнком — ловлю себя на том, что делаю это фальшиво: я притворяюсь, что мне интересно. По-моему, лучше не играть совсем, чем приучать ребёнка к постоянной фальши».

    «Решив развивать мелкую моторику, стала заниматься с дочкой аппликацией. После вырезания весь пол был в мелких обрезках, застрявших в паласе. Чтобы она приучалась к труду, я заставила её пропылесосить. Она не хотела, в итоге вышел такой скандал, что больше никто из нас ножницы в руки не берёт. Теперь она сидит с планшетом у себя в комнате и я её не трогаю — так спокойней, по крайней мере без слёз. Она выходит только поесть и опять уходит».

    «Я понятия не имею, что на самом деле интересно моей дочке. Когда я завела речь о куклах, она посмотрела на меня, как на дурочку. Тогда я попросила объяснить мне какую-нибудь компьютерную игру из тех, в которые она играет. Она объяснила, но игра показалась мне довольно тупой. Теперь дочка сидит и играет, а я не вмешиваюсь, так как знаю, что ей всё равно неинтересно, что бы я ни предложила».

    «Раньше мы с ребёнком общались по душам перед сном, а теперь это общение забрал айпад. Заглядываю в комнату и вижу освещённое в темноте лицо сына, нажимает кнопки и что-то бормочет. На предложение просто поговорить — отмахнулся и сказал «Мам, ну потом!».

    «Целый час объясняла дочери, что нужно читать книги и что-то уметь в жизни, а не только пялиться в экран целыми днями. Спрашиваю: «Ты хотя бы знаешь, как приготовить шарлотку? А юбку сама сшить можешь?». На что она сказала, что юбку терпеть не может, а джинсы никто не шьёт, их покупают в магазине. А шарлотку можно приготовить по рецепту из интернета, если прямо позарез. Но лучше просто заказать пиццу: они у Насти на дне рождения ели пиццу и было классно! Всё это она сказала, не отрываясь от ноутбука; я поняла, что напрасно сотрясаю воздух».

    Приведённые примеры — лишь маленькая часть того, что происходит в семьях: родителям всё труднее найти общий язык с ребёнком, у которого под рукой есть друг, всегда готовый развлекать и ничего не требующий взамен. Действительно, по-настоящему искренне играть с ребёнком — это сложно, не все могут. Но хотя бы не сравнивать постоянно его с кем-то другим, более умным, который читает книги, прекрасно учится, помогает по хозяйству и занимается спортом — словом, где-то там, у других людей есть прекрасный сын, который бы нас очень устроил, ведь он не то, что ты. После таких сравнений, ребёнок ещё глубже уйдёт в онлайн-мир, где его никто не критикует.

    Постарайтесь выполнять три простых правила:

    • Поменьше критикуйте.
    • Лучше быть искренним 15 минут, чем не быть вообще.
    • Помните, что ребёнок — не ваша копия, он не обязан ею быть.

    Он живёт совсем в другое время и его детские впечатления не те, что были у вас; он вообще не видел мир без компьютеров и мобильных телефонов. А по поводу того, что сложно быть искренним с ребёнком — конечно, сложно и не только с ребёнком. Но посмотрите на себя внутренне: у вас нет сил хотя бы на 15 минут искренности? Что вам мешает? Потратить 5 минут на похвалу правильней, чем час на чтение бесполезных нотаций. Можно на минутку заглянуть к ребёнку, поинтересоваться, что он там смотрит и во что играет и искренне похвалить что-то, вместо того, чтобы охаять. Допустим, ваш ребёнок «купил» своему персонажу шлем и доспехи. Поинтересуйтесь, почему именно этот шлем и чем он лучше, ребёнок с радостью объяснит вам различия, ведь ему это интересно.

    Точно так же и с умением приготовить шарлотку: критиковать бесполезно, нужно идти на кухню и вместе начинать делать, пообещав, что если у дочки получится испечь — вы точно пойдёте в выходной на аттракционы. Да, сейчас так, а как вы хотели? — при виде яиц, муки и скалки девочки не приходят в восторг и не считают, что это лучшие минуты в их жизни. Требовать, а тем более заставлять ребёнка оставить ноутбук и заняться чем-то другим — бесполезно, если вы не создали мотивацию: то, что вы предлагаете, должно быть действительно хоть чем-то заманчивым. Но если вы начнёте фразу с «тебе ничего не интересно, кроме компьютера, а давай лучше...» — вы не добьётесь успеха, так как здесь в самом начале звучит осуждение. Как говорил император Клавдий «Не можешь уничтожить врага — сделай его своим союзником». Поэтому, чтобы убедить ребёнка заняться чем-то другим — подключайте гаджет. Например, если у вас мальчик и вы хотите, чтобы он научился подтягиваться на турнике, пообещайте, что вы вместе сделаете отличные фотки и выложите их в сети, чтобы он мог похвастаться перед друзьями. Поинтересуйтесь, умеет ли ваш ребёнок писать короткие интересные посты, поезжайте в лес на природу, сделайте об этом пикнике фото-репортаж и напишите два поста: один вы, а второй — ваш ребёнок. Интересно, у кого пост будет лучше? Вы уверены, что у вас? Иными словами, постоянно проявляя интерес к гаджету, незаметно вплетайте занятия, которые вы считаете полезными для ребёнка. Только так вы сможете добиться своего, не портя отношения с ребёнком. Конфликт разрушает и всегда ведёт в тупик, а так вы всё же будете в небольшом плюсе. Подведём итог: полностью вытеснить из головы ребёнка интерес к гаджетам не удастся, но уменьшить его можно. В одной из московских школ третьеклассников попросили написать, чем бы они хотели заниматься вместе с родителями. Что вы думаете? — у каждого ребёнка получился целый список. Так что не всё потеряно: дети есть дети, им хочется, чтобы родители проживали с ними часть их жизни. От того, насколько хорошо мы научимся их понимать, зависит, какой будет эта часть.

    © 2016 — 2018 Автор Наталья Рего.   Копирование запрещено

  • Краски природы

     

     

     

    яркие, красочные, удивительные, разнообразные

  • Тайны ещё остались

    На Земле осталось ещё достаточно тайн, во всяком случае, на наш век хватит. Одна из них — так называемый манускрипт Войнича.

    Манускрипт Войнича.

    Войнич — муж известной писательницы Этель Лилиан Войнич, был книготорговцем. В 1912 году он купил редкую книгу, принадлежащую прежде императору Рудольфу Второму. В 1870 году Папское государство в Италии было насильно присоединено к остальной территории и многие церковные библиотеки решено было конфисковать. Чтобы спасти старинные книги, монахи-иезуиты переносили их в дома сотрудников итальянского университета, так как личное имущество не отбиралось. Именно тогда на книге появился экслибрис Петруса Бекса, который был ректором университета и одновременно главой ордена иезуитов в Риме. В 1866 году иезуиты купили небольшой особняк в окрестностях итальянской столицы и перевезли туда свою библиотеку. Но к 1912 году орден настолько нуждался в деньгах, что часть самых дорогих книг пришлось продать. Так загадочный манускрипт попал в руки книготорговца Войнича.

    Выйдя на свет, таинственная книга заинтересовала исследователей. Множество людей, от дилетантов, действующих на-авось, до лингвистов-профессионалов, пытались расшифровать её, но безуспешно. Язык, которым написана книга — неизвестен. Некоторые учёные выдвигают версию о том, что это и не язык вовсе, а просто абра-кадабра, призванная запутать и сбить с толку, а сама книга — подделка. Однако тщательный анализ показал, что манускрипт действительно написан в шестнадцатом веке, а здравый смысл подсказывает, что тратить столько сил и времени, при свечах вручную создавая сотни тщательно прорисованных иллюстраций, используя дорогие цветные чернила и применяя сложную систему шифра, никто не будет, не имея на то серьёзной причины.

    Не можешь расшифровать — так и скажи, «я не могу это понять»; объявить странную книгу бессмысленным набором знаков — проще всего. Оставив в покое непонятный текст, многие пытались идти от картинок: их много, может быть, по ним удастся догадаться, о чём идёт речь? Но выяснилось, что таких растений нет на Земле. Вернее, в точности таких: корень изображён от одного, листья от другого, а стебель или цветок — от третьего растения. Получается, что и картинки в книге зашифрованы.Там изображены звёздные карты, непонятные схемы, женщины, принимающие какие-то процедуры, рецепты приготовления каких-то растительных снадобий — и ещё многое, что можно толковать так и этак. Без текста книга по-прежнему остаётся загадкой.

    Несомненно одно: тот, кто её зашифровал, добивался именно этого — чтобы книгу не мог прочесть кто угодно. В 1919 году профессор Ньюбоулд из Пенсильванского университета объявил, что ему удалось расшифровать таинственный манускрипт. Перед широкой аудиторией он сделал доклад, в котором объяснил, что многие рисунки являют собой многократно увеличенные клетки человеческого тела, а звёздные карты рассказывают о загадочной энергии из Космоса, которую можно использовать. В довершение он привёл куски якобы расшифрованного им текста, но ключ к шифру дать наотрез отказался, заявив, что знания, приведённые в книге — опасны для человечества. Газеты подхватили сенсацию, тема стала модной, но вскоре интерес угас, так как профессор не выдержал проверки. Присутствовавшие на докладе учёные лингвисты предложили Ньюбоулду использовать его ключ на деле.

    Если ты смог расшифровать — значит, сможешь и зашифровать тем же путём любой текст. Ведь ключ действует в обоих направлениях: запирает и отпирает — иначе какой же это ключ? Профессор отказался для примера зашифровать предложенный ему текст, а через несколько лет умер. С ним умерла и его версия, которую невозможно проверить. На мой взгляд, наиболее здравой является гипотеза, утверждающая, что книга переписывалась с древних пергаментов, а те, в свою очередь, с глиняных табличек, распространённых на Древнем востоке. Люди, занимавшиеся перепиской, не понимали, что именно они переписывают, в результате и без того непонятный текст был разбит на куски, умещавшиеся на страницах, но разорванные, где придётся, без привязки к смыслу, то есть, скомпонованные иначе. Это ещё больше затруднило расшифровку и сделало её почти невозможной. Но в целом более-менее понятно, что книга относится к человеку, его лечению, здоровью и жизни. Например, звёздные карты могут быть приведены для того, чтобы объяснить, когда именно нужно собирать растения, имеющие в себе силу. Почему же такой полезный сборник рецептов зашифрован? Ведь в средние века было много лечебников, которыми пользовались врачи: во времена чумы по рукам ходило множество рецептов, обещавших спасение от «чёрной смерти». Что, если книга содержит в себе что-то, что ценится в человеческом обществе выше серебра и золота? Американское Агентство безопасности, заинтересовавшееся манускриптом в конце 80-х, привлекло лучших шифровальщиков и в результате выдвинуло интересную мысль:  книга зашифрована столь сложно потому, что содержит в себе рецепт продления жизни примерно на сто лет. Некий эликсир молодости, средство Макропулоса, применив которое, человек может надолго отодвинуть смерть. Так ли это — осталось неизвестным, так как книга до сих пор хранит свою тайну. Она находится в отделе редких книг в библиотеке Йельского университета, её не выдают на руки, но все страницы оцифрованы и размещены на сайте университета. Желающие могут продолжить попытки и кто знает...

    Каменные шары.

    В окрестностях Коста-Рики при расчистке джунглей в 30-х годах были обнаружены загадочные каменные шары, назначение которых неизвестно. Шары оказались разной величины и полые внутри. Многие шары были давным-давно расколоты: местные жители искали в них золото. Что это за символы — макеты небесных светил или просто межевые знаки между землями различных племён — до сих пор неизвестно.

    Древняя батарейка.

    В конце двадцатых годов под Багдадом при раскопках нашли каменный артефакт, названный «Багдадская батарейка». Это действительно древнее устройство для выработки слабого тока; зачем оно было нужно и что делали люди с его помощью — скрыто временем.

    Золотой самолётик инков.

    Что именно послужило прообразом для создания этой фигурки — неизвестно. Возможно, это была птица, а, может быть, летательный аппарат, как утверждается в небезызвестном фильме «Воспоминания о будущем». Так или иначе, когда немецкие авиамоделисты Энбом и Белтинг построили увеличенную копию с сохранением веса и пропорций — запущенная с горы,она полетела.

    Генетический диск.

    На этом древнем диске изображены фазы развития зародыша человека и какая-то голова странной формы. Сам диск создан из хрупкого слоистого камня; остаётся непонятным, каким образом на него нанесено изображение, не разрушив его.

    Антикитерский механизм.

    Этот окаменевший, покрытый ракушками механизм, профессиональные ныряльщики подняли в 1901 году с древнего затонувшего судна. Когда механизм максимально верно воссоздали — выяснилось, что он показывает фазы движения планет по небесному своду и точную дату лунных и солнечных затмений. Что это было — прибор для навигации или храмовое тайное устройство жрецов — неизвестно.

    © 2016 — 2018 Автор Наталья Рего.   Копирование запрещено