Мудрый отец

В одном городе богатый купец хоронил своего старого отца. Старик прожил долгую жизнь и сын провожал его в мир иной с любовью и почестями. На поминках, где собралось пол-города, он поднял чарку и, в установившейся тишине, сказал:

« Я благодарен моему батюшке за всё, что он для меня сделал, но особенно за то, что он спас наше богатство. Это ему я обязан всем, что сейчас имею. Не будь его — возможно, я был бы сейчас нищим».

Удивлённые гости попросили рассказать, что это за история, и вот, что они услышали:

«Мне было всего шестнадцать, когда отец первый раз взял меня с собой, отправляясь с торговым караваном в далёкую заморскую страну. Я был безмерно рад, так как давно уже просился сопровождать его, но он всегда отказывал мне, говоря, что я не представляю, какие трудности ждут на пути торгового человека, да ещё с богатым товаром. Всегда найдутся желающие отобрать твоё добро, поэтому купцы никогда не путешествуют по-одному, а объединяются в большие караваны — так безопасней. К тому же нужно знать, где и когда идут сезонные дожди или дуют морские ветры, мешающие продвигаться вперёд, в пустыне нужно знать, где находятся оазисы; нужно уметь постоять за себя, вытерпеть все тяготы пути и суметь выгодно продать и обменять свой товар, не дать обмануть себя в чужой стране — словом много чего нужно уметь, если хочешь вернуться домой живым и с прибылью.

В тот раз, в моём первом путешествии, всё шло, как по маслу: мы благополучно добрались до моря, в пути нас не тревожили разбойники, а капитан запросил умеренную плату. Погрузившись на корабль, мы отчалили от берега. Я то и дело бегал смотреть, не показалась ли земля, я не мог дождаться дня, когда мы, наконец, причалим к берегам незнакомой, чудесной страны. Мне казалось, что там повсюду сверкают драгоценные камни, по улицам ходят прекрасные красавицы, а леса полны неведомых животных. Наконец, показался берег и мы ступили на твёрдую землю. Мне некогда было смотреть по сторонам: я вместе с отцом был занят товаром, но то, что я увидел, многому научило меня. Там тоже были бедные и богатые, как и везде в мире, одни жили в довольстве и роскоши, а другие побирались, сидя на ступенях храмов. Другими были еда, одежда на людях и дома, в которых они жили, но сами люди были такие же, как и везде: среди них попадались честные и мошенники, трудолюбивые и лентяи. Не раз, пережидая в тени полуденный зной, я вспоминал наши леса со свежей, прохладной травой и чувствовал, что променял бы здешнее палящее солнце на наш ласковый дождь в конце летнего дня. Отец не отпускал меня далеко, но я всё же успел рассмотреть город и даже записал всё интересное в дневник, чтобы читать потом дома. Когда дела были закончены и мы стали собираться в обратный путь, я спросил отца, доволен ли он торговлей и велика ли выручка. «О, да — ответил он — давно уже у меня не было таких хороших сделок: товар ушёл с лёгкостью, а цена на него гораздо выше, чем в прошлый раз. Я сам не ожидал такой удачи».

Сказав так, отец надолго замолчал и о чём-то глубоко задумался. Тогда я не придал этому значения, и в чём причина, понял гораздо позже. Мы тронулись в обратный путь и я заметил, что с каждым днём батюшка мой становится всё мрачнее и серьёзней. Наконец, примерно на половине пути домой, вечером на привале он отозвал меня в сторону и сказал: «Дальше ты поедешь без меня. Не бойся, ты же будешь не один, а с караваном. Я поручил своему верному другу присматривать за тобой. Я оставляю тебе ровно половину золота и закупленного товара, а сам забираю вторую половину и ухожу. Не спрашивай меня ни о чём, сделай, как я велю».

«Куда ты уходишь? — воскликнул я поражённый — Зачем?!»

Но отец был непреклонен и наутро покинул наш караван. Благополучно добравшись до дома, я со слезами рассказал  семье, что случилось. Все мы ждали, что отец вернётся со дня на день, но он так и не появился. Мы не знали, что и думать, какой молебен заказывать: за здравие или за упокой. Так прошло пять лет. Как старший сын, я сам вёл все дела, вложив в дело те самые деньги, что тогда разделил пополам отец. Дела шли успешно, я выстроил новый дом, женился и был доволен всем, если бы не пропажа отца. Однажды осенним вечером я проверял счета. За окном было темно, выл ветер и хлестал дождь, как вдруг мне показалось, как будто кто-то стучит в стекло. Я подошёл к окну и увидел, что кто-то стоит там в темноте. Я даже не думал, что это может быть отец, так как почти потерял надежду, но всё же обратил внимание, что наши собаки во дворе не лают. Взяв фонарь, я вышел на крыльцо — и не поверил своим глазам: батюшка живой, здоровый, но худой, мокрый и грязный стоял передо мной! Когда наши чувства утихли и отец устал обнимать семью, он, переодевшись в чистое и сухое, сел за стол и принялся есть всё подряд, как человек сильно наголодавшийся. Мы не мешали ему, лишь молча смотрели, как на пришельца с того света. Наконец, утолив голод, он рассказал:

«Когда я оставил тебя на пол-пути домой, мне было так же тяжело, как и тебе. Не думай, что я задумал что-то плохое или недостойное. Как ты не знал, где я и что со мной — так и я понятия не имел, что со мной будет. Но я точно знал, что должно что-то случиться — так и вышло. Слишком уж хорошо всё шло с самого начала, судьба черезмерно ласкала нас, нам везло на каждом шагу, в большом и в малом. Я давно живу на свете, ходил в разные страны и знаю, что это — дурной знак. Жди беды, если тебе вдруг, без всякой причины начинает постоянно везти. Судьба как бы усыпляет твою бдительность, готовя роковой удар. Обдумав всё, я решил отвести удар на себя. Я был уверен, что я прав и что-то случится: на караван нападут, поднимется сильная песчаная буря, мы заразимся от воды и все умрём — не знаю, что именно, но беда придёт. Ты моя радость, моя надежда — я решил отвести беду от тебя, привлекая её на себя, как куропатка отводит охотника от гнезда. И что же? Всё вышло так, как я и думал: на меня напали и захватили в плен. Золото и товар отобрали, я сказал, что семьи у меня нет, чтобы не требовали выкуп. Тогда меня заставили работать, как последнего раба. То, что я пережил, я не хочу вспоминать. Через пять лет мне удалось бежать и вот я здесь, дома. Я вижу, что дом новый — значит, ты сохранил ту половину и приумножил её. Не держи на меня зла за то, что я не подавал вестей о себе: я не мог этого сделать. А если бы я объяснил тебе всё — ты всё равно бы не поверил, решив, что я слишком суеверен. Так относиться к судьбе меня ещё давно научили арабы, когда я был в их стране. Они сказали, что судьбу надо задабривать, но не верить ей и всегда предоставлять ей несколько путей, чтобы она выбирала, на кого именно обрушить свой удар. Долгий штиль на море означает, что будет большой шторм. Так и в жизни — долгое благополучие — предвестник больших испытаний. Вот я и решил, что эти испытания лучше вынести мне, чем тебе, совсем ещё юному. Я вижу твою красавицу-жену и своего внука у неё на руках — значит, я был прав».

Не знаю, прав ли был мой отец, но кто я такой, чтобы судить его? Помянем этого мудрого человека, и пусть земля ему будет пухом!»

 

читайте так же  Умение сделать паузу

© 2016 — 2018 Автор Наталья Рего.   Копирование запрещено

Оставить ответ

*