Газлайтинг из любви к ребёнку

Чтобы вы сразу поняли, о чём речь, коротко объясню, что это за газлайтинг такой. Газлайтинг — это метод насилия над психикой, применяемый с целью манипуляции в основном к детям и легко внушаемым людям. В основе газлайтинга всегда лежит отсутствие явного, видимого сострадания. Для полной ясности приведу несколько  примеров:

Мама с маленькой дочкой гуляет в парке. Девочка бежит по дорожке и вдруг, споткнувшись, с разбегу падает. Секунду-другую она молчит, оценивая случившееся, затем открывает рот и начинает оглушительно реветь, захлёбываясь слезами. Мать не торопясь подходит, поднимает её и жёстко говорит: «Не выдумывай, ничего тебе не больно!»

«Я безяялаа...» — ревёт девчушка, ожидая, что мама сейчас вытрет её горькие слёзы, обнимет, поцелует и утешит. «Кто ж тебя просил бегать?» — холодно говорит мать — «Я предупреждала, ты не послушалась, теперь — получай!» Знаю, что вы скажете: мать любит свою девочку и учит её так из любви, желая ей добра: чем раньше ребёнок научится правильно себя вести, тем меньше шишек получит в жизни. Всё так, но подождите делать выводы, это ещё не конец.

Другой пример:

Лето, жара. На платформе в ожидании электрички томится семья с двумя детьми, девочка постарше и мальчик лет семи. Вокруг стоят сумки, баулы, на сумках сидит разомлевшая от жары бабушка в панамке и обмахивается газетой. Платформа залита солнцем, тени нигде нет, раскалённый асфальт жжёт подошвы. «Паап, ну купи воды...» — ноет мальчик — «Мне жарко...» «А кому сейчас легко?» — говорит папа. «Лёша, купи ты ему воды!» — вмешивается бабушка. «Все терпят, а он что, особенный?» — раздражается папа — «Приедем — напьётся, пусть хоть бочку выпьет! Посмотри на Свету, она молчит!»  «Я хочу сейчас...» — продолжает просить сын. «Ты не хочешь воды! Пять минут назад ты просил мороженое, а до этого пирожок. Определись сначала, что ты хочешь, тогда я, может быть, и подумаю. Стой как все, скоро поезд придёт!». Отец не хочет, чтобы сын вырос нытиком. Причины, по которым он отказывает в воде понятны: воспитывает настоящего мужчину, чтобы умел терпеть невзгоды и так далее. То есть опять-таки, отец желает только добра.

Вот типичные фразы, которые обычно говорят детям, чтобы показать, что их проблемы никого не волнуют:

«А как ты хотела?»

«В большой семье не щёлкай клювом»
«Это твои проблемы»

«Жизнь жестока»

«Кому сейчас легко?»

«Забей на это»

«Не выдумывай, чего нет»

«То, что ты хочешь, никогда не случится»

«Всем наплевать, так что не ори»

«Мне тоже не нравится, но я же молчу»

«Можешь не стараться, я тебя не слышу» и так далее.

Желая добра ребёнку, стремясь показать, что жизнь — жестокая штука, родители ведут себя холодно и подчёркнуто равнодушно. Они не проявляют эмпатию, то есть простое человеческое сочувствие. Со-чувствую — чувствую вместе с тобой, разделяю твою боль, часть её как бы беру на себя. Вместо этого, когда ребёнок упал и больно ударился, ему говорят: «Тебе не больно!» Когда он наелся и больше не хочет есть, ему говорят: «Ты на самом деле  хочешь, съешь ещё три ложки!» — и так во всём. Чтобы добиться цели ( не плакал, доел) истинная картина искажается и меняется на противоположную, насильно внушённую. Если папа не купил мальчику воды в жару — это не значит, что сын тоже не подаст отцу воды, когда тот будет умирать; в человеческой психике всё не так примитивно. Но, если постоянно ампутировать детскую просьбу о сочувствии, то что, как вы думаете, поселится в сознании ребёнка? Убеждение, что сочувствие — вещь ненужная, второстепенная, можно обойтись без него. А, если честно, без сочувствия даже проще: меньше хлопот с окружающими людьми.  Родители равнодушные, а ребёнок вырастет заботливым и сердобольным? — так не бывает. Стандартный взрослый цинизм типа «Мне никто не помогал и я тоже не обязан» легко входит ребёнку в кровь, но позже всегда бьёт по родителям. Кроме того попытка заставить ребёнка чувствовать и думать обратное, не то, что есть на самом деле, разрушает механизм верной оценки ситуации, заложенный в сознании каждого человека. Лежит, скажем, перед вами тетрадь красного цвета, а вам говорят, что она синяя. Один пришёл — сказал, второй тоже говорит «Подай-ка мне вот эту синюю тетрадь!». Что вы начнёте думать после этого? Что или они все сошли с ума, или у вас со зрением не в порядке, а, может, и с головой... Но ребёнок, особенно маленький, не в состоянии предположить, что его основа жизни — его родители — сошли с ума. Он начинает сомневаться в своей оценке и в результате перестаёт верить себе вообще. Теперь, чтобы как-то оценить явление или поступок, он будет ждать, пока это сделает кто-то другой, кто имеет над ним власть. Вот почему газлайтинг на самом деле приносит больше вреда, чем пользы и от него нужно бежать, как от чумы. Как же вести себя с ребёнком? Да очень просто: разделять его чувства. Всегда говорите: «Я понимаю, что ты чувствуешь. Конечно, ты упал и тебе сейчас больно, я даже знаю, как сильно. Но ты у меня молодец: уже почти не плачешь! Пойдём, купим мороженое, а тот плохой камень на дорожке закинем далеко в кусты!» То есть иными словами не «Прекрати, тебе не больно!», а «Знаю, милый, как больно, но потерпи, сейчас всё пройдёт, я с тобой!»

Подведём итог:

Ответ:

читайте так же  Медаль из солёного теста

Любой ребёнок должен выплакать своё горе на плече у родителя, а не услышать, что он неправ и на самом деле ничего не было. Когда у вас, не дай Бог, болит зуб, вам хочется, чтобы вас пожалели, вам помогли, облегчили боль, а не сказали, что вы всё придумали. Зубов много, одним больше, одним меньше, сами разберётесь. Если у вас умрёт собака и вам ответят «Ничего страшного, заведёшь другую», — что вы подумаете об этом человеке? Что он бездушный, что ему всё равно, насколько вам больно. Любое воспитание — это долговременная инвестиция, когда родители вкладывают в ребёнка всё лучшее, рассчитывая, что тот будет радовать их в будущем. Не лишайте ребёнка подлинного сочувствия и тогда на просьбу сходить за хлебом он никогда не ответит вам: «Это твои проблемы».

 

читайте так же  Зебра

© 2016 — 2018 Автор Наталья Рего.   Копирование запрещено

Оставить ответ

*