• Жадность

    жадный

    Сейчас проведём маленький эксперимент. Совсем маленький, но скажет он о многом. Поднимите руку те, кто сталкивался в своей жизни с жадностью (неважно чьей) несколько раз? — вижу лес рук.

    А кто сталкивался с жадностью много раз? — опять подняли все.

    Ну а кто сам считает себя жадным человеком? — всего лишь несколько рук.

    Молодцы, что не побоялись признаться. Только вы немного ошиблись, честные вы мои, вы вовсе не жадные. Вы просто совестливые и самокритичные люди. А вот все остальные, которые руку не подняли и которых, конечно же, большинство — именно они хранят за семью печатями свои истинные качества. Но в отличие от вас, честных и доверчивых, свой сейф никому не открывают. Иначе откуда же берутся все те жадины, с которыми, как выяснилось, каждый сталкивался множество раз? Между прочим, на вопрос «Считаете ли вы себя жадным человеком?» в России положительно отвечает каждый пятый, а в Швеции, например, каждый третий. Только качество ответа разное. Шведы отвечают сразу, легко и с юмором, а русские серьёзно и как бы призадумавшись. То есть ситуация знакомая: «Жадных вокруг много, я их терпеть не могу, но сам я не жадный». Ладно, оставим это на их совести, потому что по большому счёту никто так и не знает, кого всё-таки можно считать жадным. Вот вы например дадите другу 1000 руб. в долг? Конечно, вы ведь человек не жадный. А если у вас эта тысяча последняя и самому нужно? Откажете со словами «Извини, у самого только 200 осталось». Вот видите, всё не так просто. Тогда, может быть у людей спросим, кого можно назвать жадным?

    Опять-таки зависит, у кого спрашиваем. Если спросить, допустим, у ребёнка, он ответит: «Жадина — это тот, кто жадничает». Психолог скажет, что жадный человек — это тот, «у которого доминантными в проявлении и активности личностных качеств являются качества, связанные с накоплением и потреблением материальных благ» Ясно, но очень скучно. Священник скажет, что «жадный — это несчастный человек, порабощённый грехом скупости» и будет прав. То есть, если уж говорить совсем просто, то жадный — это тот, у кого есть не 200 руб. и не 1000, а миллион, но он никому ни копейки не даст. Потому что он хорошо знает, что миллион без копейки — это уже не миллион.

    Например, основатель сети магазинов IKEA — человек, сами понимаете, не бедный. Его зовут Ингвар Кампрад, ему 92 года и он обладает состоянием в 30 миллиардов долларов. Так вот, этот бережливый старик летает только эконом-классом, ездит в основном в общественном транспорте по удостоверению пенсионера, а приезжая в другую страну выбирает отель не выше трёх звёзд. Ну что тут скажешь... Да я бы на его месте хотя бы напоследок пожил шикарно! — скажете вы. Тем более в 92 года... сколько там осталось... Вы бы да, а он нет. Потому что он пришёл в этот мир не тратить деньги, а наживать. А то, что с собой на тот свет ничего не возьмёшь — это да, тут не поспоришь. Поэтому жадному умирать обидно ещё и потому, что на том свете ни у кого нет денег. Ну совсем ни у кого. Ни банков нет, ни магазинов.

    Помните, как у Пушкина в «Скупой рыцарь» барон говорит: «Шестой сундук, сундук ещё неполный...». Человек всю жизнь по горсти собирает и копит и знает, что может купить соседские владения, корабли, богатые замки и молодых любовниц. Но ничего этого он не покупает, а говорит: «С меня довольно сего сознанья». Вот он ключ к психологии жадности: власть денег — это моя власть. Могу купить всё, но не хочу. Просто наслаждаюсь этой мыслью. Теперь вернёмся к психологии, без неё тут никак. Что же лежит в основе жадности? Что-то ведь всё-таки должно её породить? Её порождает страх смерти. Желание подстелить себе соломку, в смысле толстую денежную подушку. А вдруг я заболею и мне понадобятся самые дорогие врачи? А вдруг случится землетрясение, пожар, наводнение, ядерная война — и билет на единственную спасительную ракету будет стоить сто миллионов долларов? А вдруг в атмосфере Земли начнёт исчезать кислород? — бедные задохнутся, а я куплю себе столько воздуха, сколько захочу. Ну и так далее.

    В голливудских фильмах-катастрофах таких сюжетов пруд пруди. И везде богатый покупает себе условия для жизни, а остальные гибнут. Да что там фильмы, возьмём сегодняшнего убийцу номер один — рак. Кому, как вы думаете в течение часа доставят донорский орган? Бедному или богатому? — то-то и оно... Итак, в душе жадного всегда лежит страх. Людям он не верит, духовное развитие его не привлекает — это всё сказки для нищих. Монах, который молится в келье за всех нас, грешных, его интересует не больше, чем жук, ползущий по дорожке. Женщина перебежит к другому, более богатому. Дети любят только пока даёшь подачки, а окружающие улыбаются и звонят только потому, что хотят попросить в долг. Больше всего раздражают больные, калеки и дети-сироты — эти хуже всех. Сначала нищие рожают неспособных зарабатывать, а потом просят деньги, чтобы их кормить. И чтобы те нарожали следующих бездарных отщепенцев. Так или примерно так воспринимает мир жадный человек. Человеческие трагедии и проблемы вызывают у него отвращение — он-то свои решил и не обязан потакать голодранцам. Уже в юности он приходит к выводу, что люди — корыстны и ненадёжны. Деньги — вот кто никогда не обманет и никогда не предаст. Первые признаки жадности всегда проявляются в детстве. Дети из богатых семей как правило более жадные, чем их ровесники из обычных. Хотя они редко друг с другом сталкиваются, так как родители строго фильтруют друзей своего ребёнка. Думаете я наговариваю на детей? Мол, дети везде дети? К сожалению, нет.

    Дело в том, что в бедной семье ребёнок делится игрушкой, а в богатой — нет. Зачем, если у брата или сестры есть своя не хуже? Ребёнок, неважно из какой семьи, не разделяет себя с любимой игрушкой и вообще-то не хочет делиться. Но в обычной семье ему приходится это делать и с детства понимать другого человека. Мама говорит: «Дай поиграть братику, ему тоже хочется!» — и он даёт. Богатый ребёнок вообще не знает, что такое делиться, потому что у всех членов семьи вполне достаточно дорогих вещей. У него на глазах увольняют или нанимают прислугу и он видит, что жизнь няни зависит от денег, которые держит в руках мать. Если в богатой семье не прививают сознательно милосердие и сочувствие к другим людям — результат очевиден. Не могу не отметить, что жадность передаётся генетически.

    Недаром часто говорят: «У них в роду все жадные!» Я уже рассказывала об одной знакомой женщине, у которой зимой снега не выпросишь. Они с матерью дарили друг другу комплект постельного белья, один и тот же. На праздники типа Новый год, День рождения или 8 марта они передавали друг другу один и тот же пакет с подарочным набором белья, просто передаривали. Обеих это очень устраивало, так как не нужно было тратиться на подарок. Так вот, когда в их семье родился мальчик — радости не было предела. Но, подрастая, ребёнок начал проявлять такую чудовищную жадность, что удивлялись и мать, и бабушка: «Он переплюнул нас обеих!». Ничего удивительного, в такой семье бессеребренники не рождаются.

    Поэтому в нищей Индии люди помогают друг другу и проявляют милосердие чаще, чем в богатой Швейцарии — всё дело в детстве, в том как оно протекало. Узаконенная европейская благотворительность позволяет быть добрым, не замарав рук. Не нужно ходить в трущобы, чтобы понять, что есть нищета, оставим это юному Будде, который, выйдя из родительского дворца, был поражён, увидев нищего, калеку и покойника. Сегодня любой предприниматель, перечислив сумму на благотворительность, получает налоговые скидки и все довольны. И с жадностью между прочим, тоже проблем нет. Согласитесь, состоянием души занимаются только верующие люди, остальные, наткнувшись на жадного, просто обходят его стороной, а ему это, поверьте, безразлично, ведь его ценности — не люди. Жадному наплевать, что о нём думают, были бы деньги.

    Так, может быть, жадность и не грех вовсе, если вокруг столько счастливых и благополучных жадин?

    Благополучных, но, поверьте, очень одиноких. В их жизни есть деньги, но нет любви. А у большинства — есть любовь, но нет денег. Богатый в глубине души хочет, чтобы его бескорыстно любили не за его миллионы, а бедный уверен, что даже четверть миллиона сделала бы его навсегда счастливым. Каждый из них думает, что он прав.

    Можно ли избавиться от жадности?

    Очень трудно, так как её корни уходят глубоко в поколения, уже закончившие свою жизнь и передавшие качества личности потомкам. Всё зависит от того, что входит в ваше понятие счастья. Принято считать, что жадный — это несчастный человек. Вовсе нет. Он отталкивающий и неприятный для окружающих, но он прекрасно знает, что такое счастье. Каждый раз, когда он кладёт в кошелёк деньги — он счастлив. Просто жадный проходит по жизни, толкая телегу, которую он непрерывно заполняет деньгами. Дойдя до вырытой могилы, он оставляет телегу и ложится в могилу. Всё. 

    Авторский текст.  . Копирование запрещено.           © 2016 — 2020    Автор Наталья Рего.

Страница 1 из 11